Кто спонсировал революцию 1917 года в России? Есть документальные подтверждения этого спонсорства?

 

lenin-wantedЧем дальше от нас события 1917 года, тем больше вопросов возникает у историков, скажем, о роли немецких денег в истории большевистской революции. Объяснить это нетрудно, ведь в архивах, даже хорошо известных, становятся доступными всё новые материалы, которые доказывают существование совершенно неожиданных взаимосвязей.
Мой коллега Владимир Медяный познакомился с исследованием двух немецких авторов, которые нашли новые документы, показывающие, как финансировала Германия партию Ленина до и после революции. Картина, открывающаяся взору непосвященного, достаточно неожиданна, хотя биографы Ленина всегда говорили нам, что он был не очень щепетилен:

В начале 1918 года уполномоченный американского правительства в России Эдгар Сиссон был уверен, что ему удалось приоткрыть одну из самых таинственных страниц новейшей истории. Он сумел раздобыть немецкие и российские документы, подтверждавшие, что Ленин получал деньги от кайзеровской Германии.

После долгого и полного приключений путешествия из „красной» России в Соединенные Штаты Сиссон передал документы американскому правительству. Но чиновники отнеслись скептически к сообщению Сиссона. По крайней мере часть документов они приняли за фальшивку. Отношение к архиву Сиссона изменилось только сейчас.

Однако американские газеты опубликовали часть из них. Тогда же они вышли в США отдельной книгой. В 1919 году они были опубликованы и в Швейцарии в сборнике под названием „Разоблачение германо-большевистского заговора». Был ли такой заговор вообще и можно ли Ленина действительно назвать немецким агентом? Ответ на эти вопросы пытались найти многие. В том числе и в немецких архивах. Недавно берлинские историки и публицисты Герхард Шиссер и Йохен Трауптманн предприняли новую попытку. В архиве МИДа Германии они обнаружили увесистые папки, на которых стояло: „Министерство иностранных дел Германии. Секретные акты. Война 1914 года. Провокации в России, Финляндии и прибалтийских провинциях.»

Для того, чтобы не проиграть первую мировую войну, немецкие стратеги решили проводить в отношении России, так называемую, политику „апельсиновых долек». Практически, это означало при помощи провокаций ускорить распад царской империи на отдельные этнические государства. Прежде всего речь шла о Финляндии, Прибалтике, Польше, Украине, Бессарабии и Кавказе. Исполнителями этой идеи должны были стать российские коммунисты, которые давно уже пытались, воспользовавшись недовольством населения России, сбросить царя и прийти к власти. Таким образом некоторые цели кайзеровской Германии и российских коммунистов совпали.

Одна из центральных ролей в этой операции отводилась Александру Гельфанду — он же Парвус — известному российскому миллионеру и авантюристу, связанному с революционерами, заработавшему свое состояние на темных военных сделках и имевшему благодаря этому тесные связи во всех воюющих странах. Вот как охарактеризовал Гельфанда посол кайзеровской Германии в Копенгагене Брокдорф Рантцау. Его сообщение под номером „Б470″ в актах министерства иностранных дел Германии датировано 06 декабрям 1915 года:

То, что доктора Гельфанда нельзя отнести ни к святым, ни к желанным гостям, не вызывает сомнения. Но он верит в свою миссию и выдержал испытание революцией после русско-японской войны. Поэтому, мне кажется, мы должны его использовать. Победа и первое место в мире будут нашими, если удастся вовремя поднять революцию в России.

Примечательно то, что и Ленин, который терпеть не мог Гельфанда, нуждался в нем. В операциях по переправке кайзеровских денег для большевиков важное место занял соратник Ленина Яков Ганецкий, который проводил финансовые операции партии в Стокгольме. Последним звеном в этой цепочке — с российской стороны — стал адвокат и революционер, поляк Мечислав Козловский. После революции он получил один из руководящих постов в ЧК и Министерстве юстиции, а Ганецкий стал замминистра финансов.

Игра началась. Прежде всего Парвус-Гельфанд основал в Копенгагене свою штаб-квартиру

Как столица нейтрального государства и международный портовый город, Копенгаген был идеальным торговым центром во времена первой мировой войны. Гельфанд поселился в одном из фешенебельных районов, недалеко от немецкого посольства. Его план вывода России из войны с помощью революции с восторгом был принят кайзеровскими стратегами. Немецкий посол в Дании Брокдорф Ранцау после своей встречи с Гельфандом написал в докладе номер 489 от 21 декабря 1915 года:

Доктор Гельфанд, вернувшись вчера из Берлина, сообщил мне, что его предложения были положительно встречены в Министерстве иностранных дел и в казначействе. Для того, чтобы организовать революцию в России, необходимо около 20 миллионов рублей. Немедленная выплата этой суммы, однако, исключается, поскольку может стать очевидным происхождение денег.

Организация путча в Петрограде оказалась достаточно дорогим удовольствием. Но Германия не останавливается ни перед чем. В документах, изученных Траутманом и Шиссером, сказано, что уже через неделю Гельфанду был выплачен первый миллион. Об этом свидетельствует его расписка в получении денег:

29 декабря 1915 года получил от германского посла в Копенгагене один миллион рублей наличными для организации революционного движения в России. Доктор Гельфанд.

Для того, чтобы более эффективно и менее заметно германские деньги перекачивать большевикам, Гельфанд при содействии немецкого посольства открыл в Копенгагене коммерческую фирму. А Ленин, которому были крайне нужны деньги, прикомандировал к Парвусу  —  Гельфанду    Якова Ганецкого, занявшего на фирме пост коммерческого директора. Таким образом предприятие, организованное Гельфандом, стало тем центром, где сошлись абсолютно разные политические силы, преследовавшие, однако, единую цель — свержение царя и организацию революции.

Коммерческие же цели фирмы для непосвященных казались абсолютно безобидными. Вот отрывок из стенограммы собрания учредителей компании:

Председатель собрания предоставил слово доктору Гельфанду, который объяснил, что собрание проводится с целью создания акционерного общества, которое будет заниматься различными торговыми и финансовыми операциями, ввозом и вывозом товаров.

О том, что вся прибыль должна идти к российским революционерам, в протоколе не сказано, естественно, ни слова. Работа закипела и дела с первого же дня пошли хорошо. Торговали всем подряд: женскими чулками и презервативами, красной икрой и техническими приборами, медикаментами для царской армии и сырьем для военного производства, химикатами и коньяком, подержанными автомобилями и зерном. Фирма Гельфанда экспортировала товары в Россию, Германию, скандинавские страны, Англию. Таким образом была создана идеальная конспиративная фирма, занимающаяся весьма запутанными и никому непонятными делами.

В то же время в Стокгольме по приказу Ленина был создан так называемый большевистский заграничный центр. Отсюда велась „красная» пропаганда за границей. Стокгольм был выбран не случайно. В отличие от Копенгагена, который считался торговым центром, шведская столица для многих революционеров была духовным центром на севере Европы. Здесь собирались немецкие, скандинавские и российские социалисты и революционеры.

В представительстве Германии в Стокгольме точно так же, как и в Копенгагене, работали над тем, чтобы как можно эффективней организовать поддержку большевиков. При чем речь шла уже не только о деньгах, но и об оружии для соратников Ленина. Посол Германии в Стокгольме Луциус фон Штедтен регулярно информировал рейхсканцлера о проделанной в этом направлении работе. В официальном письме посольства номер 294 от 29 июня 1915 года сообщается:

Закуплено 4272 винтовки и 335 сабель в ножнах. Из них 3810 винтовок и 335 сабель ждут получателя на складе.

Сообщалось о каждой мелочи. Следующее письмо напоминает отрывок из дешевенького детективного романа:

Пистолет марки „Маузер», а также 9000 рублей передали гражданину России Лбову. Сегодня вечером он уезжает в Петербург.

Чем же таким таинственно-важным занимался этот русский Лбов, что сам кайзер должен был знать о передаче ему пистолета? Ответ можно найти в следующем протоколе, составленном в немецком генеральном штабе в Берлине 21 ноября 1915 года:

Секретно. Между германскими службами и господином Лбовым была достигнута договоренность о следующем:
Первое. Господину Лбову будет выплачено наличными десять тысяч рублей…
Второе. Господин Лбов обязуется в течении месяца подорвать железнодорожный мост через Волгу…
Третье. В течении двух недель после подрыва, немецкая сторона обязуется поставить 1500 автоматических пистолетов или револьверов и 375 тысяч патронов…
Четвертое. Параллельно Лбов со своими товарищами должен развернуть в центральных районах России революционное движение. При этом он должен прежде всего постараться парализовать добычу угля в районе Донецка. В случае успеха ему будет дополнительно передано 3.500 пистолетов или револьверов, 875 тысяч патронов, а также 2000 винтовок и 500 тысяч патронов к ним.
Пятое. Если удастся поднять восстание во всем районе, тогда ему будет выплачено 2 миллиона марок…
Берлин, 21 ноября 1915 года. Записал Надольный.

Кайзеровские деньги расходуются не только на проведение саботажа, но и на печатание листовок с революционными призывами. В одном из документов с номером 5822, хранящемся в архиве министерства иностранных дел Германии, говорится:

Необходимо расплатиться с типографией, где на следующей неделе будет напечатан весь тираж листовок на русском языке, а также заплатить за их транспортировку.

Естественно у Ганецкого и Гельфанда есть свой филиал и в Стокгольме. Большинство товаров, которые морским путем поступали в Стокгольм и Копенгаген, перегружались на другие корабли и отправлялись дальше в Россию. Там их продавали, а выручка поступала на банковские счета фирмы в Швеции и Дании. Потом деньги отмывались и переводились в петроградский филиал Сибирского Банка на счет адвоката Козловского. Тот, в свою очередь, все эти деньги вносил в партийную кассу.

Для того, чтобы замести следы, Гельфанд и Ганецкий получали кредит от Дойче Банк

Министерство иностранных дел Германии, которое было главным спонсором фирмы, затем возвращало эти деньги банку. В этом и заключается весь фокус. Все с одной стороны очень просто, но с другой — чрезвычайно запутано.

Почти на тысячу километров протянулась железная дорога от Стокгольма до приграничного городка Хапаранда на Севере Швеции. Почти такое же расстояние надо преодолеть затем по территории Финляндии, чтобы попасть в Петербург. В годы первой мировой войны этот маршрут был основной транспортной артерией всех тех, кто каким-то образом был причастен к революции в царской столице.

Ехали эсеры, анархисты, большевики, искатели приключений, террористы, учителя, профессора, партийные функционеры, агенты, предприниматели, шпионы, курьеры… Через границу провозилось все необходимое для подготовки дня «Х»: листовки и брошюры, книги и газеты, оружие и взрывчатка и, конечно, деньги.

Учитывая важность этого маршрута, германские стратеги при содействии своего посольства в Стокгольме вдоль всей протяженности железнодорожного пути выставили своих людей. Они должны были обеспечивать безопасность переправки в Петроград всего нелегального и революционного. От их пристального взгляда не могла укрыться ни одна мелочь.

Германия щедро вознаграждала этих людей за услуги. Так, некий Кляйн, работавший на стокгольмском вокзале, за содействие в переправке революционной литературы в Россию получал от Германии, как говорится в документа германского МИДа, 300 рейхсмарок ежемесячно. Русскому агенту Личеву было выплачено 6000 рейхсмарок за организацию специального бюро недалеко от Хапаранды. 100 000 рейхсмарок ушли на счет финского статского советника за его старания, направленные на отделение Финляндии от России.

В Германии с облегчением восприняли залп «Авторы», который послужил знаком для большевиков к началу штурма «Зимнего. Ведь кайзеровские стратеги рассчитывали не только на то, что Россия выйдет из войны, они надеялись, что теперь наконец-то навсегда можно будет перекрыть и денежный кран, из которого утоляли свою финансовую жажду российские революционеры.

Но такие надежды оказались напрасны. Ведь новая власть в России таки и не смогла воспользоваться деньгами правительства Керенского, поскольку казна быа пуста. Мечта Гельфанда о том, что за 20 миллионов рублей можно будет полностью финансировать революцию в России, оказалась лишь мечтой. Немецкие документы, касающиеся России и составленные после 1917 года, как отмечают Йохен Траптманн и Герхард Шиссер, напоминают бухгалтерские отчеты.

Не прошло и двух недель после прихода к власти большевиков, как немецкий посол в России с озабоченностью сообщил в Берлин о том, что ленинскому правительству приходится бороться с сильными финансовыми трудностями. Он посоветовал срочно оказать большевикам денежную помощь. В этой связи посол германского кайзера в Швейцарии фон Берген обратился с просьбой к статс-секретарю казначейства в Берлине:

Предоставить министерству иностранных дел с целью проведения политической пропаганды в России 15 миллионов марок.

Уже на следующий день поступило подтверждение о выделении этих денег, которые были выплачены новому правительству большевиков. Но и этой суммы не хватило. Первый посол Германии в Советском Союзе граф Мирбах вынужден тратить куда большие деньги для того, чтобы предотвратить возобновление союза теперь уже Советской России с Антантой. „Это стоит денег, — жалуется он открыто. — И немалых денег.»

Тем временем фонд, который имел в своем распоряжении Мирбах, начал таять. Поэтому он предложил создать новый фонд размером в 40 миллионов марок. 15 июня 1918 года министерство иностранных дел Германии получило ответ от казначейства:

Дорогой господин Кульман, отвечая на Ваше письмо от пятого числа сего месяца под номеров АС2562, в котором речь идет о России, я изъявляю готовность, не требуя никаких дополнительных объяснений, предоставить 40 миллионов марок. Граф Реден.

В августе 1918 года — почти через год после октябрьского переворота — Ленин направил депешу своему послу в Швейцарии со следующим содержанием:

Берлинцы и впредь должны слать нам деньги. Если эти негодяи будут затягивать, тогда пожалуйтесь мне.

Ленин достиг своей цели — революция состоялась и Советская Россия стала на ноги. Но и немцы добились своего. В мае 1918 года в Брест-Литовске было подписано германо-российское мирное соглашение.

Ирония истории заключается в том, комментируют берлинские журналисты Трауптманн и Шиссер, что Ленин, который, как рассчитывали немцы, ослабит царскую Россию, создал основу для индустриального и мощного государства, которое как сверхдержава определяло дальнейший ход истории в этом столетии.

Сегодня практически никто не может назвать точную сумму, которая понадобилась для проведения революции в России — 40 миллионов, 50, 80, а может быть больше ста…

Об этом знали только Гельфанд, Ганецкий, Козловский. Но все они погибли во времена Сталина при загадочных обстоятельствах. Точная сумма, затраченная немцами на подготовку революции в России, может быть, и никогда не будет известна — 100 миллионов, а может быть — 200, тем более, что большевики, прийдя к власти, постарались уничтожить все следы этих трансакций, как в России, так и в Германии.

Но архивы полны неожиданностей, а мы полны интереса. Передачу подготовили Владимир Медяный и Виктор Агаев. Если хотите получить текст передачи, пишите нам

Источник:   http://www.pseudology.org/bank/German_money1917.htm

lineof.ru1

6 комментариев

  • Весь мир старательно обвиняет русских в ужасах коммунистического террора, тогда как на самом деле Россия и русский народ сам стал жертвой чудовищного заговора и безпримерного геноцида. Двумя самыми известными деятелями и организаторами революции 1917 года, бесспорно, можно назвать

  • Весь мир старательно обвиняет русских в ужасах коммунистического террора, тогда как на самом деле Россия и русский народ сам стал жертвой чудовищного заговора и безпримерного геноцида. Двумя самыми известными деятелями и организаторами революции 1917 года, бесспорно, можно назвать

  • Victor1995:

    Я скачал с сайта http://delayreferat.ru/ себе реферат, информация в реферата содержала кучу ошибок, в итоге я опозорился не получил зачет теперь надо мной висит угроза отлисления. Владельци сайта редкасные мудаки.

  • Это условность, ни больше, ни меньше

  • Весь мир старательно обвиняет русских в ужасах коммунистического террора, тогда как на самом деле Россия и русский народ сам стал жертвой чудовищного заговора и безпримерного геноцида. Двумя самыми известными деятелями и организаторами революции 1917 года, бесспорно, можно назвать

  • Виктор:

    Как раз большевикам накануне Октября пришлось столкнуться с жестким сопротивлением западной ветви марксизма Плехановым и Сухановым, которые не возражали против народных революций, но утверждали, что для тотального взятия власти Россия «еще не созрела», затем это выразилось в доказательствах иных деятелей «что социализм в России построить нельзя» без успехов рабочего движения в западных странах. Как раз именно сторонники В. Ленина в радикальной социал-демократии России представляли сопротивление западнической революционной ветки, полагавшей, что надо было всем партиям сотрудничать и далее, воевать с Германией, держать некое правительство, не поднимать вопрос национализации собственности, собственники которой также были чаще всего в Париже ( тогда вместо Лондона).
    Конечно, было и желание все же выделиться самим и , главное, выделить судьбу своей Родины.
    Нынешняя власть, которой советуют реабилитировать И. Сталина, Л. Брежнева и всех деятелей прошлой эпохи кроме первых революционеров, конечно, с помощью своих придворных историков, не сможет понять, что «западниками», условно говоря, как раз были строители социализма после В. Ленина, мечтавшие «догнать и перегнать Запад» по всем показателям. В этом случае они попали в плен догматического марксизма западного образца, имевшего еще дореволюционную природу ( созрела Россия для нового общества или нет)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *